Арзамас-Сити.RuАрзамасСайт города Арзамас
Нижегородской области
Карта Арзамаса
Карта Арзамаса
1 апреля 2020, среда
-2 °Cясно, без осадков
сейчас ночью
$77.73 85.74

Сердце отдаю школе

Директора Никольской средней школы заслуженного учителя РФ Антонину Ивановну Кочеткову можно назвать «учителем-деревенщиком», убежденным в том, что именно сельская школа способна помочь возрождению российской глубинки и что главное ее предназначение – воспитать крепкого хозяина на земле, хорошего семьянина, достойного гражданина страны.

Многие годы школа под руковод­ством директора содержится в образцовом состоянии, коллектив ее дважды (единственный в районе) становился победителем конкурса образовательных учреждений в рамках национального приоритетного проекта «Образование» и получал за победу по одному миллиону рублей.

Два года назад А.И. Кочеткова ­стала победителем областного этапа Всероссийского конкурса «За нравственный подвиг учителя» в номинации «Лучшая программа духовно-нравственного воспитания», представив на конкурс программу развития образовательного учреждения «Русская школа», а в прошлом году, участвуя в этом конкурсе, вновь вошла в тройку лучших.

Недавно Антонина Ивановна отметила юбилей. Мы по­просили ее рассказать о себе и своей школе.

– Большинство людей, покинув в юности родное село, обосновываются в городе и деревеньку свою любят издалека, даже песню сочинили ностальгическую «Деревня моя, деревянная дальняя...» А вы после ­института не хотели остаться в городе?

– Я училась на историко-филологическом факультете АГПИ им. А.П. Гайдара, окончила институт с красным дипломом, мне предлагали продолжить учебу в аспирантуре, а я выбрала самую отдаленную в Гагинском районе деревню Глушонки. И, если бы школу-восьмилетку там не закрыли, наверное, и осталась бы в ней. Чем-то похожи были эти Глушонки на мою родную Селему. Название-то какое! От слова –глушь, далеко, значит, от суеты, от цивилизации. Люди в таких местах особые, душа у них чистая, неповрежденная...

– А после Глушонок – сразу в Никольское?

– Я тогда уж замужем была, ждала ребенка. И мой отец сказал: приезжайте-ка вы домой. Живите на родине. На одном месте и камни мхом обрастают. Тогда я подумала: а где буду работать? В школе места не было. Потом очень удивилась, когда узнала, что в начале учебного года учительница русского языка и литературы неожиданно переехала в город, и я пришла в свою Никольскую школу на ее место. Теперь-то уже знаю, что ничего удивительного в этом нет: родительское благословение – это воля Божия, поэтому так все легко и устроилось.

– Ученики, наверное, в вас души не чаяли. Представить только: входит в класс «русская литература» в образе русской красавицы с толстой пшеничной косой и ясными лучистыми глазами.

– Не знаю, как насчет любви (смеется), мне кажется, меня побаивались, хотя я вроде нестрогая. Но стаж-то учительский уже в то время, знаете, был какой! Еще в детстве, помню, соберу малышню и начинаю вести урок. Они у меня на вопросы отвечают, примеры решают, бумаги не было, писали углем на заборе. Двойку поставлю – мои ученики ревут – воспринимали меня на полном серьезе.

В Никольской школе мне сразу доверили должность организатора внеклассной работы – правая рука директора. В 22 года я уже на общешкольных родительских собраниях выступала. И все слушали, относились с уважением. В школе тогда училось 900 человек.

– Что, на ваш взгляд, самое главное в работе учителя?

– Наверное, увидеть в каждом ребенке его неповторимость, раскрыть индивидуальность, помочь ему поверить в себя. Для этого ведь разные предметы и сущест­вуют, чтобы учитель-предметник увидел «своего» ученика и помог ему раскрыться, а другим, неспособным к этому предмету, помогал освоить необходимый минимум знаний, но ни в коем случае не унижать, не давить на ребенка.

Мне, например, помогла определить свой путь учительница литературы Татьяна Алексеевна Воронина. Я увлекалась математикой и думала поступать на физмат. А она сказала: «Тоня, тебе ближе литература». Я тогда уже писала стихи о природе, о любви. Она хвалила, поддерживала. Я послушалась ее совета и скоро поняла, что она оказалась права, очень ей благодарна за это.

– Как вы стали директором?

– Сначала меня назначили завучем по учебной работе, а потом выбрали председателем Селемского сельского совета. Дело на новой должности у меня шло, районное начальство моей работой было довольно, а я плакала... По ребятишкам, по школе. Сердце мое было там. И вот был такой момент: директоров школ избирали. Я пошла к заведующему районо Ф.А. Морозову и напросилась взять меня кандидатом на должность директора Никольской школы. Он к моей инициативе отнесся с иронией, но просьбу удовлетворил. Меня выбрали – коллектив, родители, ученики.

Школа была в ужасном состоянии: крыша протекала, отопительная система пришла в негодность, мебель переломана. Все надо было начинать с нуля. Но отдел образования, районная администрация меня поддержали. Выделили средства на ремонт. А в воспитательной работе с детьми я, посоветовавшись с коллегами, решила сделать ставку на сельскохозяйственный труд. Сельские дети должны жить на земле, а они, выйдя из стен школы, не умеют порой элементарного: вести домашнее хозяйство, выращивать хороший урожай на своем огороде, управлять техникой. Какие-то навыки получают в семье, но в школе все это они могут изучить более полно, основательно, с позиций науки. Им даже документ можно выдать об освоении специальности. Идея хорошая, но школьной программой предметы этого цикла не были предусмотрены. В отделе образования мне помогли все-таки ввести вопреки существующим тогда в образовании канонам уроки труда, швейное дело, столярное дело, ремесла под видом факультативов, разделить на этих занятиях обучение мальчиков и девочек, что также было запрещено.

Школа подружилась с колхозом. Председателем в то время был Ю.Н. Зубанов. Нам отвели большой участок земли, выделили технику, и мы начали бороться за урожай: пахали, бороновали, сеяли, потом собирали выращенное своими руками, стали продавать, участвовать в ярмарках, областных конкурсах «Урожай», занимать призовые места, зарабатывать деньги, которые пускали на приобретение оборудования для мастерских, аудиовидеоаппаратуры, на оформление кабинетов, проведение мероприятий.

– О Никольской школе заговорили в районе и в области... Она становится неоднократным победителем различных конкурсов...

– В 1997 году мы участвовали в конкурсе «Школа года». Тогда еще не умели как следует подготовиться к этому испытанию и показать, что говорится, товар лицом.

Приехала комиссия: «Ну, показывайте, что тут у вас этакого? На первое место не рассчитывайте, его уже присудили, второе тоже занято». И когда мы все рассказали и показали, начали нас, как на экзамене, «заваливать» вопросами, к которым мы были не готовы. На презентации присутствовал глава администрации А.Н. Захаров и встал на нашу защиту. Благодаря ему второе место мы тогда все-таки отвоевали.

– Ваша школа первая в районе также вопреки существующим канонам ввела курс основы православной культуры. Почему вы решились на это?

– Параллельно с предметами трудовой направленности мы ввели блок этнографических предметов, вплотную занялись краеведением, поисковой работой, создали музей, собрали уникальные материалы по топонимике, фольклору. И когда стали всем этим заниматься, то увидели, что без духовного содержания все это богатство мертво. Вычленить из истории, быта, творчества народного веру, религиозность – все равно, что вынуть из тела душу. Все в сельской жизни всегда было пронизано православной верой. Даже в советские времена люди простые, деревенские боялись нарушить не моральный кодекс коммуниста, а заповеди Божии – это от мам и бабушек шло. В каждой семье хоть кто-то был хранителем веры.

– И в вашей семье тоже?

– Моя бабушка Матрена Ивановна по маминой линии. Косы мне от нее достались. Она свои косы даже в старости мыла только заплетенными, потому что расчесать, когда распушатся после мытья, невозможно было. Помню, она молитву пела «Царица моя преблагая», но смысл мне был тогда непонятен. Говорила: замуж выходить девушке надо обязательно, детей всех рожать, мужу не перечить, во всем его слушаться. Она для нас была какая-то сказочная, притягательная, для нее все было живое: природа, деревья и даже предметы. Она говорила: «Здрав­ствуй, дом, здравствуйте, стены!», чайник как-то потеряла: «Ты куда, окаянный, запропастился»...

А отец меня водил в детстве в лес. Он лес знал хорошо, был охотником. И вообще был мастером на все руки: печи клал, землю пахал, штукатурил, плотничал, рисовал, очень был талантливым. И вот, помню, с ним мы ходили к отцу Софронию. Отец показывал мне его могилку, святой источник и обо всем говорил с благоговением, был каким-то строгим и собранным в этот момент.

Сейчас мы с детьми туда тоже наведываемся. Собрали о старце рассказы старожилов, издали книгу. Обращаемся к нему в трудных жизненных ситуациях за молитвенной помощью и ощущаем эту помощь.

– В вашем начинании по введению основ православной культуры вас поддержал весь коллектив?

– Были и несогласные. Даже жалобы анонимные писали. Но огромную помощь и поддержку во всем всегда оказывали завуч Н.И. Тюмина, заместитель по воспитательной работе Е.А. Гусякова. Убедить учителей в том, что детям необходим курс основ православной культуры, очень помогли занятия, проведенные в нашей школе сотрудниками Арзамасского пединститута специально для преподавателей. Им после прочтения лекций были выданы удостоверения, разрешающие вести курс ОПК и «Религии мира».

– То есть учителя сейчас подготовлены, а родители?

– Они всегда только «за». Ежегодно перед началом занятий пишут заявление (такой порядок) с просьбой, чтобы их дети изучали православную культуру. Они видят результат: школа учит трудолюбию, уважению к старшим, скромности, милосердию. Без школы родители многих воспитательных задач просто не в состоянии были бы решить.

– Неудивительно, что ваши дети – дочь и сын – тоже стали учителями. Видимо, подействовал ваш пример подвижнической любви к своему делу. Но есть и другая сторона медали: на дефицит внимания они не жаловались?

– Жаловались. И до сих пор вспоминают, что я больше времени уделяла не родным, а чужим детям. Наверное, это плохо. Но при всем этом семьей я дорожу и считаю, что семейное счастье – это главное для женщины.

– А как его сохранить?

– Семейное счастье – самое трудное для человека. Нужно со всеми быть в мире. Чуть какая-то размолвка, раздор – нужно гасить его, просить, если виноват, прощения.

Ради этого мира и с детьми, и с супругом надо многое терпеть и смирять себя, переступать через свои слезы, переживания. Но когда видишь всю свою семью вместе – в мире, в любви, благополучии – большего счастья я не представляю.

Л. МАРИНИНА. Фото Н. ЧУРКИНА.

Ссылка на источник: http://www.a-pravda.ru/publication/pub_gosty/879-serdce-otdaju-shkole.html

Календарь новостей